?

Log in

No account? Create an account

Детство было, и детство осталось, может повторить за Святым Августином автор, ибо куда ему деваться? И у автора тоже было детство, одно, единственное, которое он прожил, прежде чем вступить в эту жизнь, но автор смеет заметить, что детство Сергея Панина – это не его детство, как многие могут подумать, но справедливости ради, и для того, чтобы многие могли удовлетвориться в том, что они хоть капельку правы, автор должен заметить, что его детство было больше похоже на детство Сергея Панина, нежели на детство Святого Августина, и в память о своем детстве, автор и написал эту книгу, стараясь не врываться в повествование своими личными воспоминаниями, чтобы не замутнить его. Будем думать, что это ему удалось.

24 июля 11ч.45м.

1970г.

В этот день собрали белье, матрасы в каждой палате сложили в угол на одну кровать, так что они, как в сказке о принцессе на горошине выросли до самого потолка. Голые сетки кроватей скрипели сами по себе, жалобно и прощально. Все ребята с утра бродили по лагерю поникшие и счастливые. В корпусах никого не было, и Сережа медленно прошел по всему корпусу, заглядывая в каждую палату. Тихо и голо. На пороге своей палаты он остановился и долго смотрел ни о чем не думая, чтобы запомнить, чтобы проститься, текло время, поскрипывали освобожденные от одежд сетки матрасов, несколько провисшие за годы от их тел. Сколько он здесь пробыл, возможно, целую жизнь, целая жизнь уходит от него, но как радостно. И как грустно.


Read more...Collapse )
Чем ближе к концу лета, тем больше Сережа Панин удалялся от жизни отряда.  Все чаще его просили помочь, что-нибудь на кухне, по хозяйственной части. Он все больше, продолжая оставаться членом отряда, переходил на сторону вожатых, приобретал независимость от отряда, где сейчас главенствовал Сотников. Сережа радовался, что при создавшейся ситуации, он может большую часть времени находиться вне отряда, где к концу лета сборы становились все вымученней, все тягостней становилась атмосфера. Когда только мог, Сережа старался вытянуть с собой и Мишу. Но не так-то легко было выскользнуть. Если к тому, что Сережа ездит на станцию за хлебом, за молоком или сметаной на молокозавод, привыкли и смирились, то Мишу не так-то просто было взять с собой, и чаще Сергей ездил с кем-нибудь из вожатых, преимущественно из тех, кто дежурил в этот день по лагерю. Один раз с ним за хлебом на станцию поехал Алексей Данилович.
Read more...Collapse )

Кончился пристанционный поселок, и они вышли в чистое поле, но пошли не дорогой, пыльной и скучной, а тропинкой через поле, потом опушкой леса. Они то и дело перекладывали из руки в руку тяжелевший с каждой минутой чайник. В чайнике осязаемо на вес тяжко болталась густая сметана, которую они получили на беленьком молокозаводе, где все было покрыто марлями и марлячками, где присутствие людей выдавали только румяные лица.

Был один из тех поздних летних дней, когда еще тепло, но стоит пробежать легкому ветерку, как холодает. Солнце часто заслоняли облачка, но тут же оно открывалось снова, словно пешеходы перебегали дорогу. По высокой траве бежали резвые тени.

Read more...Collapse )
Осень кончилась, и снова настали светлые дни. Шла уже третья смена. Взыграло, разохотилось солнце. Снова целыми днями пропадали в лесу, но день трудно было отличить от другого, и только неотвратимая близость школы, заставляла детей со всей головой окунаться напоследок в летние удовольствия. В эти дни начали уже есть лесные орехи, скользкие маленькие зернышки в постели из белой ваты. Миша наблюдал, как Панин взбирался на куст орешника и, отпуская ноги, плавно опускался на землю. Они вдвоем держали его и собирали орехи, потом располагались где-нибудь под кустом, в теньке и грызли орехи и болтали. Иногда с ними ходила Наденька и другие девочки и тогда, пока Панин взбирался на одни куст, Миша быстро карабкался на другой, ожидая втайне, что Наденька подойдет к его кусту, и она подходила к нему, Миша двумя руками держал куст, вернее, подогнув ноги висел на нем, а Наденька собирала орехи. В эти дни они валялись и грызли орехи все вместе. Сережа был молчалив, когда они были все вместе, и чаще всего говорили девочки, впрочем, иногда рассказывал, что-нибудь Миша и тогда у Наденьки блестели глаза, и Миша замечал, как она украдкой посматривает на своих подруг.

Read more...Collapse )

АМОК. Продвижения.

Проект АМОК, по сценарию Александра Александрова, открыл свой блог.
Там будут выгладываться эскизы к фильму, фотографии со съемок и другой разнообразный материал. Заходите, читайте, смотрите.
Блог в системе Tumblr, кто там зарегbстрирован, могут подписаться.
Всем спасибо!
http://amokfilm.tumblr.com
В этот день так и не рассвело, скоро пошел дождь. Он шел, не переставая весь день. Серые, без прорывов, монотонные тучи казалось стояли на месте. Это был уже не летний теплый дождь, а холодный, затяжной, почти осенний. В этот день осень показала свое лицо, и как бы потом в августе не ярилось солнце, за ним все время неотступно чувствовалась она, сырая, промозглая.

Read more...Collapse )
Сережа открыл глаза без усилия, словно закрывал их на мгновение. Ни тени сна не было в его глазах, а ведь прошло несколько часов. Что-то надо было делать, только вот никак он не мог понять, что именно. Он полночи ловил ворон из летавшей над ним стаи, но ни одна не дала ему ответа, не было ответа, исхода не было. И все же все это время, пока тяжкая лежала голова на каменной подушке, и хотя робкий, боязненный сон не смыкал его вежды, он знал, что примет решение, он ощущал рядом с собой всю ночь, оно было рядом, где-то совсем рядом. Но где? Но он знал, что найдет его, и оно открылось. По тому, как он спокойно его воспринял, Сережа догадался, что это решение самое верное, единственное. Панин решил пойти сегодня ночью к Оле. Все должно было решиться там, у нее. Зачем он идет, что он ей скажет, Панин не знал, знал только, что должен пойти, и именно сегодня, когда Оля в комнате одна. И как только пришло к нему это решение, как только возникла определенность, словно сильным ветром отнесло от него в сторону все надоевшие мысли, все неразрешимые вопросы.

Read more...Collapse )

День рождения и АМОК.

Сегодня, в день рождения отца, хотел бы написать пару слов о наследии. Один из последних его сценариев - АМОК, и в данный момент по его отрывку я снимаю диплом. После окончания института мы с моей командой отправимся по питчингам с целью найти финансирование на весь проект целиком, который так хотел сделать отец.
Спасибо тебе, папа.
TEST2
Глава десятая не найдена!

Видно что-то случилось с летом. Все быстрее и быстрее летели дни, бесследно исчезая за спиной, как облачка дыма. Снова, среди быстротекущих дней, особенно если они ничем не заняты, нет-нет и придет грусть, завладеет сердцем. Кончились долгие-долгие дни, давно прошел самый длинный день, как потом оказалось, день приезда, который он помнит поминутно, каждая минута оставила в нем глубокий след, прошла первая смена, длинная, бесконечная, и вот недавно началась вторая смена, а уже кончается, выходит третью и не заметишь. Конечно, это радостно вернуться в Москву, чтобы все пошло по-старому, но и грустно. Сколько он может рассказать о первой смене, сколько он о ней передумал, а вот о второй неизмеримо меньше! Полетели, защелкали, как костяшки на счетах, незримые дни. Что сталось с летом? Куда оно несется? Страшная вещь время, необъяснимая. Кто гонит его сейчас? Вот взбиралось, взбиралось лето на гору, напряженно, долго, устало и наконец хребет, открылись внизу долины, богатые сады, диковинные плоды, на деревьях – яблоки, груши дозревают на ветках, и понеслось время, покатилось с горы, и не остановить лета. Все быстрей несется оно вскачь, а потом посыпет лето листьями, замедлит свой ход, когда покажется степь, и станет уже не лето, осень, и все медленней, медленней, вот и зима, остановилось время. Странная и страшная вещь! Скучно тогда будет, да и сейчас уже ближе к этой скуке, чем от нее.

Read more...Collapse )